Menu Site Uriah Heep



Написать администратору сайта


"Июльское утро" ноябрьским вечером

(Ken HENSLEY, Санкт-Петербург, БКЗ «Октябрьский», 26.11.2015)

Часть третья.

Такой оказалась и следующая песня. Пусть ей уже 45 лет, пусть все ее уже 1000 раз слышали, но не перестает она тревожить душу, тем более, что на сей раз и знаменитая July Morning получила новую аранжировку. Помпезное интро, исполненное Хаммондом и оркестром, и вот уже знаменитые «ту-ту-ту». Зал сперва притих, а тут взорвался аплодисментами, чтобы тут же умолкнуть, продолжая молча внимать этому очарованию. Хэнсли запел, запел не громко, но совершенно повторяя интонации покойного Дэвида Байрона, и звучало это очень трогательно. И тут в припеве голос Маэстро поутих, и на смену ему пришел хор – звонко, прозрачно,  проникновенно. А когда дело дошло до знаменитых голосовых подъемов, это было уже выше моих сил. И снова – слезы в глазах (что-то я уж больно рассентиментальничался, но – почему бы и нет?!), потому что звонкие воздушные ангельские голоса летят все выше и выше, и столько в них радости и мощи, что, кажется, они способны долететь до небес. И, я думаю, Дэвид Байрон там, высоко, довольно улыбнулся, услышав их – а они долетели до него, это уж точно, в этом я нисколько не сомневаюсь! Нескончаемые аплодисменты ясно показали, что я не одинок в этом своем мнении.

Но уже стало понятно, что это великолепное и совершенно неординарное шоу близится к концу. Кен вновь взялся за акустику, и исполнил еще парочку песен, одну – практически в одиночку, лишь с мягкой подстилкой из звуков скрипок и флейт, вторую (которую дирижер оркестра Игорь по просьбе Кена объявил: «Талес») – с оркестром, как полноправным участником исполнения, с мощными духовыми, гулко прорывающимися между строк, и с чеканной ритм-гитарой, высекающей основной мотив этого известного Хиповского номера.

Ken HENSLEY, Санкт-Петербург

 

И вот настал черед того номера, который на концертах Маэстро звучит последним, ну – или почти последним. Кен говорит, что эта песня – особенная, так как припев в ней – полностью на русском, чтобы мы могли петь вместе с ним. И под взвизгивания скрипок завел всем с детства известный мотив, элементарный трехаккордный мотив, но сколько в нем красоты, а тут еще скрипки язвительно посмеиваются, и на лице Кена такая же добродушная улыбка. И хор акает вместе с Кеном и вместе с залом незатейливый и прекрасный в своей простоте припев – акает звонко, весело, даже с какими-то озорными нотками, видно даже эти юные таланты, которые раза в три моложе, чем Lady In Black поддались обаянию этой прекрасной «русской народной» песни. И оркестр так же весело и озорно обыгрывает основной мотив, и весь зал, как один, дружно распевает знакомые слова (точнее – букву) припева. Веселье и радость – вот, наверно, главное, что несет в себе эта песня. И благодаря стараниям Кена, хора и оркестра, всего этого было выплеснуто в зал, пожалуй, в несколько раз больше, чем обычно.

Маэстро получил из зала порцию букетов и подарков, распрощался с нами, поблагодарил за прекрасный вечер и, в сопровождении дирижера, ушел со сцены. Но, ни оркестранты, ни хористы не расходились. Так что можно было надеяться, что это еще не финал. Так оно и вышло.

Спустя пару минут м-р Хэнсли вновь появился на сцене и, устроившись за Хаммондом, объявил песню о жизни в дороге. Хаммонд мягко журчит, так же мягко звучит голос Маэстро, будто стараясь утихомирить взбудораженных и возбужденных всем предшествующим зрителей. Но и эта песня – переполнена чувствами и эмоциями, только все это более спокойное и какое-то благостное. И оркестр лишь мягенько подстилается под все это спокойное очарование. Но на этом уж точно – все!

Ах, как жаль, ах, как жаль, что все хорошее, все прекрасное когда-то кончается. Но тут уж ничего не поделаешь. Маэстро выложился по полной, и грех было бы сетовать на него, что он не исполнил еще парочку номеров, тем более, что, я думаю, у каждого из присутствующих были бы на этот счет совершенно разные пожелания. Кен же представил нам совершенно новую, доселе невиданную (для меня, во всяком случае) сторону своего таланта. Таких ярких, таких шикарных, таких просто невообразимых аранжировок всем известных песен мне еще не доводилось слышать. Если кратко, в двух словах, то оркестр придал исполненным номерам глубину и объемность, в то время, как хор добавил им прозрачности и воздушности, и все это очень органично сплелось, слилось в великолепную звуковую картину. Таково мое резюме. Кто-то, возможно, поспорит, я же спорить не буду, а просто хочу сказать огромное спасибо всем, кто находился в тот вечер на сцене. Только благодаря вашим совместным усилиям могла родиться такая великолепная музыкальная сказка!!!

10.12.2015

Автор статьи Андрей Кириллов.

 

Все страницы статьи -Ken HENSLEY, Санкт-Петербург   

 | 1 | 2 | 3 |



Friends Site Uriah Heep
     



     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Ken Hensley. He Came To Us One Evening....
     

 

 

Unofficial Russian Fan Site Uriah Heep 2007 © 2017